31 мая 2019г. — Всемирный день без табака

Денб отказа от курения

Ежегодно 31 мая ВОЗ и партнеры отмечают Всемирный день без табака, привлекая внимание к связанным с употреблением табака рискам для здоровья и к эффективным мерам политики по снижению уровней потребления табака.

Глобальной целью Всемирного дня без табака является содействие защите нынешнего и будущих поколений не только от разрушительных последствий для здоровья, но также и от социальных, экологических и экономических бедствий, связанных с употреблением табака и воздействием табачного дыма. Употребление табака является самой значительной предотвратимой причиной смерти и в настоящее время, по данным ВОЗ, приводит к смерти каждого десятого взрослого человека. Ежегодно от «табачной эпидемии» в мире умирает около 6 миллионов человек (более 600 тысяч из которых, не являясь курильщиками, умирают из-за воздействия вторичного табачного дыма). При отсутствии действий к 2030 году эта цифра вырастет до 8 миллионов человек. Во всемирном масштабе это больше чем туберкулез, материнская смертность, дорожно-транспортные происшествия, самоубийства и убийства, вместе взятые.

Курение является социальной проблемой нашего общества. По данным социологического исследования в республике курит 27,9 % (в Гродненской области – 26,7 %) населения от 16 лет и старше. Постоянно курит 17,8 % белорусов, от случая к случаю — более 10 %. Курящих мужчин становится меньше, а число курящих женщин остается стабильным.

Курильщики теряют около 18 лет потенциальной жизни, это является огромной социальной потерей для нашего общества. Табачный дым вызывает и обостряет многие болезни, действуя практически на все органы. Учеными установлено, что при выкуривании одной пачки сигарет человек получает дозу радиации в семь раз больше той, которая признана предельно допустимой. А радиация табачного происхождения вкупе с другими канцерогенными веществами — главная причина возникновения рака. Курение провоцирует развитие 18 форм рака у человека: рак легкого, пищевода, гортани и полости рта, мочевого пузыря, поджелудочной железы, почки, желудка, молочной железы, шейки матки и др.

Помимо высокого риска возникновения различных форм злокачественных новообразований, продолжение курения негативно сказывается на проведении специального лечения при возникновении этих заболеваний. Установлено, что у этих больных, по сравнению с некурящими, сокращается продолжительность жизни, возрастает риск рецидива или возникновения второй опухоли, снижается эффективность лечения, качество жизни.

Прекращение курения гарантирует снижение заболеваемости раком на 30 %. Курение – один из ведущих факторов риска развития сердечно-сосудистых заболеваний: увеличивается риск сердечного приступа, а иногда и остановки сердца до 10 раз. Риск смерти от инфаркта миокарда и инсульта у курящих в 2-4 раза выше, чем у некурящих. Каждый седьмой курильщик сталкивается с заболеванием, поражающим сосуды нижних конечностей. Никотин утяжеляет течение ряда болезней, таких как гипертоническая болезнь, гастрит и многие другие. При таких заболеваниях, как язвенная болезнь, тромбофлебит, инфаркт миокарда выздоровление без отказа от курения невозможно.

Особенно вредно курение в детском и подростковом возрасте. Курение вызывает задержку роста, приводит к снижению физической и умственной работоспособности. В результате нарушения обмена веществ повышается утомляемость, происходит общее ослабление организма.

Курение вредит здоровью курильщика. Эта истина известна, пожалуй, всем, однако, далеко не все понимают, что табачный дым опасен не только для курильщика, но и для тех, кто находится с ним рядом. Установлен достаточно высокий уровень распространенности пассивного курения среди населения республики: более половине опрошенных приходится находиться рядом с курящими в различных местах (дома, в гостях, на работе и т.д.), тем самым, выступая в роли пассивного курильщика. Наиболее часто сталкиваются с пассивным курением на остановках общественного транспорта (40 % опрошенных), на работе/учебе (39,4 %), в гостях (32,2 %).

Курение родителей на 20-80 % увеличивает риск заболевания дыхательной системы детей. Расстройства сна и аппетита, нарушение работы внутренних органов, повышенная раздражительность, плохая успеваемость и отставание в физическом развитии – вот перечень последствий окуривания родителями своих детей. Эти дети чаще болеют в раннем детстве, и получают меньший запас здоровья на будущую жизнь. Непоправимый вред наносится будущему ребенку, если курит беременная женщина. Табачный дым может оказать как сиюминутное, так и отдаленное воздействие на организм. Результатом комплексного негативного воздействия продуктов табачного дыма на организм плода является задержка роста и снижение веса при рождении. Это позволяет говорить о «табачном синдроме плода» по аналогии с «алкогольным синдромом» или о пассивном курении плода. У курящих женщин выкидыши и рождение мертвых детей встречается в 2–3 раза чаще. Комитет международных экспертов ВОЗ пришел также к заключению, что курение матери («пассивное курение плода») является причиной синдрома внезапной смерти младенца в 30-50 % случаев.

Не существует безопасной сигареты и безопасного уровня курения. Единственным наиболее эффективным способом снижения опасности для здоровья остается прекращение курения. Для тех, кто курит, разработана целая система мероприятий по отказу от этой вредной привычки. Однако успех в борьбе с курением будет гарантирован лишь в том случае, если курящие сами придут к осознанному желанию бросить курить.

Берегите себя и своих близких!!!

Новости

Вторник, 17 января 2017 11:33

Интервью в программе "Простые вопросы"

Оцените материал
(0 голосов)

Как вы знаете, в нашей стране существует уникальная премия «За духовное возрождение». Лауреатом этой премии стал коллектив Республиканского реабилитационного центра для детей-инвалидов. У нас в гостях директор этого центра, Людмила Николаевна Кондрашова. Добрый вечер.

Добрый.


 Поздравляю Вас с этой наградой, и в Вашем лице – весь коллектив. Вы знаете, для тех,  кто находится внутри проблемы, ситуация абсолютно очевидна. Но наверняка есть много семей, которые видели, как вы получали эту награду. Беда обошла их стороной, и они лишь понаслышке знают о том, что происходит. В вашем Центре проходят реабилитацию дети с 3 до 18 лет, которые, если говорить упрощенно, страдают ДЦП.​

80% детей – это, по статистике, дети ДЦП. В основном у нас дети с инвалидностью, дети с 3 до 18 лет, как вы правильно заметили. Но дети с нарушением опорно-двигательного аппарата вследствие или заболевания, или травмы, или ДЦП. 80% у нас ДЦП, а остальные – это генетические патологии, травмы, сколиозы.


Вы можете привести какой-то типичный, а может быть какой-то очень успешный пример реабилитации. Того, как к вам ребенок попал и чего вам удалось добиться?​

Прежде всего, мне хотелось бы сказать, что эта премия – это премия  нашим детям, не только коллективу. Потому что это признание их побед, когда они начинают ходить или достигают каких-то своих результатов. Центр – это подведомственное учреждение в Министерстве труда и социальной защиты. Я делаю на этом акцент потому, что именно в системе Министерстве труда и социальной защиты есть возможность реализации программ. У нас, к счастью, есть очень много результатов. За эти полгода мы шесть детей подняли с колясок. Я там практически три года, и через два месяца к нам на реабилитацию поступила девочка с ДЦП. Это был июнь. После проведения определенных процедур она дважды была у нас на реабилитации, и я была поражена тем, что в октябре она пришла с цветами ко мне в кабинет. Я ее не узнала, я узнала маму. Как у доктора у меня очень хорошая зрительная память, но я маму узнала, а девочку – нет. Я была немного поражена тем, что я помню эту девочку. Слова мамы дали такой задел на мою работу в дальнейшем. Она сказала: «Людмила Николаевна, вы себе не представляете, какое счастье, когда ребенок в 4 года бегает по росе впервые в жизни».


Информация о вашем Центре в ваших интервью, это, к примеру, перечень всех возможных нововведений, которые вы пытаетесь использовать. Я не очень разбираюсь во всем этом, поэтому записал: сеансы криотерапии, иглорефлексотерапии по китайским методикам, остеопатии (планируется), иглоукалывание и прижигание травками (тоже планируется). Более того, у вас есть свой храм. Кроме того, все обучение, которое у вас проходит, по системе Марии Монтессори.​

Да, Монтесори – это педагогическое. Элементы Монтессори.


Такое впечатление, что вы молитесь вообще всем богам, лишь бы хоть что-то сработало. Пробуете все, что угодно: где-то что-то да сработает. Вообще все берете?​

Егор, поймите, реабилитация – это не аппендицит, когда есть воспаление и его удаляют. Реабилитация – это поступательный индивидуальный подбор для каждого ребенка с учетом его физических особенностей. Ценность Центра в том, что мы собирательно и тренажеры, и методики…


… и получается, что у одного работают китайские прижигания, а у другого ­– молитвы?​

Может быть, и душу полечить молитвой. Дело в том, что каждое воскресение у нас проходит служба. Это очень важно, что есть храм, куда дети и родители могут пойти. Независимо от конфессии, хотя у нас храм Жировичской Божией Матери. Воскресная школа работает. Нельзя реабилитацию проводить только медицинскими методами, это не реабилитация. И нельзя  к ребенку относиться: вот вам тренажеры за полмиллиона, вот вам золотая таблетка. Это труд. Труд ребенка, коллектива, врачей, педагогов, воспитателей.


Людмила Николаевна, люди, которые работают в вашем Центре, каждый день видят колоссальную человеческую драму. Это очень непросто. В одном из интервью вы сказали, что практически каждый сотрудник за спиной имеет свою собственную трагедию: у кого-то ребенок болен, есть те, кто потеряли детей. Получается что к вам, как и к вере, в церковь, приходят только люди, которые пережили свою большую боль и утрату. А человек успешный, самодостаточный, вряд ли выберет себе такой путь.​

Я с вами совершенно не соглашусь, потому что я в своем интервью говорила немного о другом. О том, что люди, которые пережили какую-то драму, лучше оценивают человеческое состояние ближнего. Есть такие случаи, как у нас, но не относитесь к нам как к общей драме. Придите к нам в Центр, и увидите, насколько это большое счастье – видеть этих детей. Это не драма, нас не нужно жалеть, наших детей не нужно жалеть. Этот стереотип о том, что это драма, тяжело, что страшно смотреть на наших детей…


Я имел в виду то, что люди, которые выбрали себе такое, они же каждый день это видят.​

Они улыбаются! Это такая же работа, и более того, мне кажется, это не каждому дано, работать в этом Центре. Просто люди с большим сердцем работают в этом Центре.


Но вы же не станете отрицать, что мы из-за христианства ли, или из-за славянских традиций столетиями приучались к тому, что убогоньких надо жалеть. Они подаяние собирали у церкви. Это часть нашей культуры. Как же сложно переубедить современное общество в том, что самое лучшее, что для них можно сделать – это относиться совершенно на равных.​

Я думаю, почаще приходить к нам в гости. Буквально месяц назад к нам приходили дети из 12 гимназии. С учетом того, что есть общие знакомые, родители, 9 класс попросились просто прийти ко мне на так называемую рабочую субботу. Здоровая школа, 12 гимназия, детки объявили там: «Идем к детям-инвалидам». Не все согласились прийти. Но когда я их встречала, они сделали маленькое представление, вся гимназия собрала индивидуальные подарки нашим детям (краски, поделки, карандаши, шоколадки – детский такой подарок). И вот в два часа пришла эта детвора. В восемь часов мы уже собирались уходить, а они еще не хотели расставаться со словами «Так они же нормальные!» Нужно, чтобы люди не боялись, не плакали, а приходили и смотрели, совместно с нашими детьми участвовали в каких-то мероприятиях.


Но есть и другая сторона у этого вопроса. Может быть, не такая оптимистичная, хотя вы и излучаете колоссальное море оптимизма и обаяния. Вы сами говорили, что когда рождается больной ребенок, мужчины очень часто уходят из семьи. С одной стороны, можно сказать, что это слабость.​

Защита.


С другой стороны, что это, как в природе, естественный отбор. Он хочет, чтобы у него было здоровое потомство, он хочет жить и расти дальше. Я понимаю, то все это относительно в кавычках. Но с другой стороны, вы знаете такие семьи. И знаете, что иногда таких мужчин судьба и наказывает.​

Да, у меня был такой случай. В большинстве своем да, есть такое, что мамы остаются одни. Но вы знаете, Егор, у меня сейчас 8 пап, которые воспитывают детей когда мамы ушли из семьи. Я сделала для себя вывод: вопрос не в поле, папа или мама. Вопрос в том, кто любит своего ребенка, а кто пытается убежать от ответственности, не хочет работать. У меня есть удивительные папы. Так, как они работают с детьми, не работают даже мамы. Когда рождается такой ребенок, для семьи это шок. У нас есть клуб мам, которые делятся своими впечатлениями, как они переживают состояние, имя ребенка с особенностями. В один из наших клубов мама рассказала, что они делают с ребенком, чтобы он улыбался. Ребенок не может говорить, он в коляске. «А мы ездим в ювелирные магазины». Я говорю: «В смысле?» «Что вы, Людмила Николаевна. Мы с Лизой выбираем, перемеряем, посмотрим. Выходим счастливые!» Другие мамы, которые волнуются и переживают, говорят: мы вместе лепим, готовим. То есть те мамы и папы, которые находят себя в любви к ребенку, они живут счастливо оттого, что у них есть ребенок. Есть особенные дети, поэтому их просто нужно любить.


Есть такая жестокая традиция (или народная мудрость): дети рождаются больными за грехи родителей. Многие матери воспринимают это как свой крест и ничего с этим сделать не могут. Вы этот крест снимаете с мам, с отцов, которые воспринимают это как свою собственную вину?​

Во-первых, я не согласна с тем, что это «крест за родителей». Это то, что они там считают. У нас они считаю по-другому, я вам точно говорю. Последний год я сама сижу на приеме: смотрю каждого ребенка, разговариваю практически с каждой мамой. И если я вижу, что мама немного «тяжела» чисто психологически, есть психолог и есть наши тренинги, которые мы проводим. Конечно, не 100% мам уходят от нас счастливыми. Они в любом случае в своей беде, они у нас, вы же слышите их интервью. Их нельзя научить этому. Они говорят, что в Центре они как дома, они защищены. Там – это другое. Они сами же меняют мировоззрение друг друга. Это не крест, потому что приходит другая мама и говорит: «Это большое счастье, у меня ребенок. Я с ней научилась и рисовать, и играть, и любить». Они светятся! У меня дети реально светятся от того, что они счастливы. Почему хорош Центр? Он с 3 до 18 лет. Конечно, первая группа деток (с 3 до 6 лет) более тяжелая по статусу, нежели дети более старшего возраста. И они видят, что если они будут работать, они станут такими же, как эти старшие дети. Нельзя так много говорить «ребенок инвалид, инвалид, с инвалидностью». Вы пройдете и посмотрите, что они ничем не отличаются от других. Если ты работаешь над ребенком, если ты к нему приходишь, радуешься и улыбаешься (поиграйте с ними в теннис), его эмоциональный задел «я такой же, как и все» дает больше результата, чем какой-то аппарат, укол или тренажер. Потому что они чувствуют ваше отношение, когда вы ставите барьер «я хороший и успешный, а ты – ребенок-инвалид». Когда такое чувствует, к ним лучше не идти: дети начинают сторонкой обходить. Люди действительно приходят и просто говорят: «Чем помочь?» Но я всем говорю: вы сразу придите к детям, посмотрите.


В самое ближайшее время я обещаю обязательно приехать. И думаю, что придумаю все возможное для того, чтобы тоже стать частью вашего удивительного доброго дела. Конечно, эта премия не случайная. Поздравляю вас, ваш коллектив, и, конечно, ваших подопечных с этой наградой, с этим замечательным примером, который вы подаете другим. Большое спасибо за ваше время, за это интервью и за то, что вы делаете!​

Я очень хочу пожелать нашим детям, всем детям в стране, чтобы они были сыты, счастливы, здоровы и успешны.

Прочитано 405 раз Последнее изменение Четверг, 25 января 2018 13:25

1 Комментарий

Оставить комментарий